Oldkniga.ru - книги столетней давности

 

КНИГИ


 Научно-популярные
 
Корни животного царства. Введение в науку о происхождении животных
 
 Мифы. Легенды. Эпос.
 
Пополь-Вух (Книга народа)
 
 Кулинария и домоводство
 
Подарок молодым хозяйкам
 Затем свою.
 Она фактически выставляла нам большие счета, чем.
 Им нужна некоторая.
 Вот почему они наконец.
 Как понравилась.
 Якобы секретной формулы «Кока-колы»,.
 Которая называется методом.
 Он.
 Те, кто мог.
 Уже спустя несколько.
 Очень трудно, – говорит она. – Я стараюсь.
 Возможно, самое полное.
 Моя идея.
 На него должны быть.
 Когда дело касается выбора.
 Самый драматичный.
 Если вы готовите.
 В одной.
 Продукт №2 не может позволить себе.
 Наш вице-президент по.
 Министром финансов, ,.
 Чтобы.
 Многие незнакомые люди в письмах всячески.
 Он.
 Именно тогда я начал подумывать о.
 Которым надо владеть.
 Я.
 Мне нужно.
 Как можно.
 У нас.
 Когда увидел в.
 Разве не здорово.
 А так как в.
 Некоторые люди предпочитают телевизионный экран, поскольку.
 Одного взгляда на нее, одного запаха.
 Которые не.
 Америка уже имеет промышленную политику,.
 Они также прошли «петлеобразный» курс.
 Каких результатов она достигнет в.
 Долларов», –.
 И если.
 Не только IBM, но.
 Когда крестоносцы садятся.
 Затем вам нужно выяснить.
 Посреди обеда.
 Говорят, что Ли.
 Весы.
 По существу,.
 Чтобы ответить на эти вопросы или исправить.
 Какую из них будем.
 Грозящий опасностью.
 

Подписаться на:
Библиотека старых книг | RSS
Имя:
E-mail:

Естественный подбор и борьба за существование

Мы видели, что генетическая связь всего органического мира в высшей степени вероятна; но этим решена только одна часть задачи; этим не дается еще никакого объяснения процесса; вопрос же этот непосредственно возникает, и мы должны стараться отыскать причины и поводы изменений. Именно в этой области лежит главная заслуга Дарвина, так как он, в противоположность неудовлетворительным воззрениям своих предшественников, представил вполне определенно изменения в органическом мире, как естественное действие первых процессов. Правда, его объяспение не исчерпывает всего предмета, оно еще может и должно быть улучшено во многих важных пунктах, может быть, даже в таких, которых мы еще и не предвидим; но очевидно, здесь намечен верный путь, который, как можно надеяться, ведет к более полному знанию.

Как известно, Дарвин исходит из исследования домашних животных и культивированных растений; главнейшия изменения их достигнуты тем, что человек из индивидуумов, которые у него находятся в распоряжении, выбирает тех на приплод, которые имеют желательные для него или полезные особенности в преобладающей степени. Итак, решающее значение имеют, два главные пункта, появление наследственных, индивидуальных различий у особой, принадлежащих к одному и тому же виду или расе и подбор для приплода; эти факты обусловливают изменение культивированных организмов, и, если мы их видим, действующими одинаковым способом у различных форм и в их естественном состоянии, то мы имеем право и даже обязаны принять, что они здесь проявляются одинаковым способом, хотя может быть в различной степени напряженности. Появление личных особенностей, индивидуальных изменений у живущих на свободе животных и растений, всем известный и всеми признанный факт, хотя сумма этих уклонений и меньше, чем у культивируемых форм. Также никто не сомневается, что эти индивидуальные уклонения часто передаются по наследству; всем известный факт семейного сходства основывается ни на чем другом, как на унаследовании индивидуальных различий.

Труднее вопрос, может ли происходить и происходит ли в природе подбор изменившихся в известном направлении индивидуумов для приплода и размножения. Известно, что все животные и растения приносят большее число способных к жизни зародышей, чем то, которое достигает развития: у многих организмов их можно считать миллионами, напр. у некоторых грибов; у других — многими тысячами; по даже у тех форм, которые размножаются очень медленно, оно все еще — настолько значительно, что не все потомки развиваются. Слои размножается, насколько нам известно, медленнее всех животных, и всетаки потомство только одной пары через 700 – 800 лет достигло бы 19-ти миллионов, если бы все молодые выростали, достигали нормальной продолжительности жизни, и оставляли среднее число потомков.

Потомки одной пары осетров, при таких же благоприятных условиях, уже в четвертом поколении произвели бы такое громадное количество особей, что их вес равнялся бы почти весу. всего земного шара. Число индивидуумов возрастало бы у всех созданий в геометрической прогрессии, если бы этому ужасному размножению не противодействовали бы различные препятствия, и прежде всего то обстоятельство, что необходимая пища не увеличивается в соответственном размере.

Уже много миллионов лет длится это усиленное перепроизводство, и мы можем при этом с уверенностью принять, что то самое число животных и растительных особей, которое может вообще существовать при данных условиях, действительно существует; число это местами может колебаться, напр. при благоприятных или неблагоприятных условиях данного года, но в общем все имеющиеся и достижимые места в экономии природы заняты, так, что без изменения условий, не смотря на громадное множество подростков, не может произойти устойчивого увеличения числа форм; из миллионов спор гриба в среднем только один, а из множества яиц, произведенных одной самкой осетра только два, достигнут развития, и оставят потомство. Если возьмем, например, дерево, которое достигает 1000 – летнего возраста, то достаточно, чтобы в продолжении всего тысячилетия только одно из его семян развивалос и довало вновь взрослое дерево, чтобы не произошло никакого уменьшения в числе индивидуумов и распространенности этого вида. И так большая плодовитость не является условием многочисленности животных и растительных форм; многие типы, встречающиеся в чрезмерно большом количестве, размножаются крайне медленно, так ледяной буревестник, который, как кажется, распространен более всех птиц на земле, кладет одно яйцо в год, тогда как другия создания не смотря на чрезмерную плодовитость очень редки и почти близки в вымиранию.

Причина, препятствующая постоянному, очень усиленному размножению живущих организмов, лежит прежде всего в невозможности существования последних более определенного числа при данных условиях, т. е. что сохраниться может только то число, которое найдет на существующем пространстве место и пищу, но способ каким это достигается, и каким удаляется избыток очень разнообразен. Самым различным образом громадное число индивидуумов или зародышей уничтожается; напр. между растениями, большое количество семян разрушается животными, питающимися ими; может быть еще большая часть исчезает оттого, что попадает на неблагоприятную для потомства почву; напр. там, где ростки всходят густо, большое число их глохнет, а те, которые начинают подростать, уничтожаются различными врагами, напр. улитками. Этой опасности они подвергаются и во время дальнейшаго роста; другие уничтожаются морозом, жарой, сыростью, сухостью, еще иные разрушаются паразитами из животного или растительного царства. У животных яйца и молодые индивиды становятся в несметном множестве добычей хищных врагов, и, за немногими исключениями, они уничтожаются последними и в более познем возрасте; климатические условия не меньше действуют на них, чем на растения; многие исчезают от голода, болезни, паразитов и т. п. Это только несколько из ближайших примеров, а каждое существо постоянно подстерегается смертью в самом разнообразном виде.

Каждый индивидуум старается противустоять той опастности, которой подвергаются многие; и естественно, он делает это прямо и косвенно насчет других, с ним конкурирующих и, при этом, каждая полезная особенность дает ему преимущество перед противником; конечно бывают случаи, когда никакое спасение невозможно, когда не спасает никакое индивидуальное преимущество; ветер несет одно из двух семян на хорошую почву, другое на твердую дорогу, где оно будет раздавлено и погибнет; в подобных случаях лучшее или худшее приспособление к переносу течением воздуха безполезно.

Кит проглатывает громадную массу воды, наполненную мельчайшими организмами, и животные попавшие в этот водоворот безвозвратно потеряны, будут ли они более или менее проворны. Здесь едва ли может быть речь о конкуренции, но, в массе случаев, мы находим, что в состязании за жизнь благоприятное индивидуальное свойство доставляет его владельцу преимущество и относительно значительную вероятность сохраниться и размножиться; и так как число экземпляров, которые могут выжить, очень ограничено сравнительно с общим количеством родившихся, то такое преимущество и будет окупаться ценою одного или нескольких других организмов. Таким образом все живое находится между собой в постоянном и самом разнообразном соревновании, которое Дарвин обозначил названием, сделавшимся знаменитым: «Борьба за существование».

Естественно, не следует понимать это выражение, которое должно выразить в коротких словах различные явления подходящим и удобным образом, в грубом, буквальном смысле; нужно думать не об одних хищных животных, которые стараются захватить сопротивляющуюся им добычу, напр. о тигре, который при помощи его когтей и зубов схватывает буйвола, защищающагося своими страшными рогами; конечно, отношения между хищником и его добычей также включаются в понятие борьбы за существование, в которой преимущество лежит в силе, быстроте, ловкости, способности скрыться, в обладании специальными орудиями; но это только самая ограниченная сторона предмета; точно также в холодном климате млекопитающее с плотным мехом лучше защищено от суровости зимы, чем то, которое имеет тонкий шерстяной покров, и оно имеет больше возможности противиться замерзанию, чем последнее, оно имеет преимущество в борьбе с неблагоприятной температурой; подобно тому как другие особенности, облегчающие перенесение жара и сухости, дают преимущество жителям пустынь перед их конкурентами.

На некотором участке земли проростает большое число семян; молодые растеньица выходят в гораздо большем числе, чем они могут выроста; те, которые растут интенсивнее и, вследствие этого, не будут заглушены, или те, у которых корни лучше способны добывать из почвы пищу, переживут и их существование будет куплено ценою жизни их соседей. Между растениями, которые в образовании их семян зависят от посещения насекомых, переносящих пыльцу на рыльце цветка, то находится в благоприятных условиях, которое привлекает насекомых значительным выделением меда, приятно окрашенными цветами или их запахом.

Можно привесть много подобных примеров, в которых выступает соревнование различных организмов за сохранение жизни и за возможность плодиться; в ней, в борьбе за существование, мы прежде всего видим главнейший фактор, который удерживает число индивидуумов в равновесии и имеет гораздо большее значение, чем другие, более бросающиеся в глаза явления, которым привыкли приписывать гораздо более значительное влияние. Если направляются из какого нибудь пункта на север в более холодные страны, то видят постепенное изменение растительности, одни растения исчезают, другие являются на их место; это явление может быть просто объяснено тем, что для одних климат севера кажется холодным, а для других климат юга — жарким; но подобное заключение неверно, так как растения, которые не выживают на свободе в суровом климате, прекрасно сохраняются там же в садах, если они защищены от непосредственной конкуренции с местными растениями, и это происходит от того, что растения находят обыкновенно северную границу своего распространенный не там где температура для них низка, но там, где они не могут выдержать борьбы с растениями, лучше их приспособленными к холоду.

Все это простейшие факты, с которыми мы познакомились. Во взаимодействии различных внешних условий и конкуренции всех существ, с их часто сложной и часто нам еще не вполне известной организацией, условия борьбы за существование являются в таком запутанном виде, что мы их в большинстве случаев не можем ни понять, ни проследить во всех их подробностях. Во всяком случае верно то, что самое энергичное соревнование появляется там, где два существа поставлены в сходные или одинаковые жизненныя условия; чаще всего это случается с индивидами одного и того же вида, между которыми и происходит самая энергичная борьба за существование, и так как у них говоря условно, силы почти равны, то здесь самое незначительное благоприятное изменение имет важное преимущество, и, но всей вероятности, оно дает его носителю возможность выйти победителем, оставить потомство и передать последнему свои выгодные изменения.

В этих фактах Дарвин видит могущественное средство, которое в природе оказывает тоже действие, какое имеет хозяин при выборе у культивированных форм наилучше приспособленных индивидуумов для приплода; так как везде лучше одаренный экземпляр переживает в борьбе за существование, оставляет потомство и теснит менее хорошо одаренных конкурентов, чаще всего принадлежащих к этому же виду, то и происходит естественный подбор в величайшем масштабе, и благоприятные изменения накопляются постепенно в продолжении многих поколений, носители их все более и более распространяются, и, наконец, они совершенно уничтожают других представителей того же вида.

Так как весь вид изменяется в том направлении, которое благоприятно в борьбе за существование, то он должен стать сильнее и в конкуренции с другими формами, с которыми он сталкивается; он займет тогда новые места в , экономии природы, вытесняя прежних хозяев, если последние не получили одновременно соответствующих изменений.

Этим путем, вследствие естественнаго подбора и борьбы за существование, должно было бы произойти уменьшение видов, так как формы менее совершенные исчезают, еслибы не происходило возмещение вследствие того, что при известных условиях развивались из одного вида две или более новые формы. Является вопрос, объясняется ли этот случай и каким образом теорией подбора. Очень понятно, что совершенно изолированные колонии какой нибудь формы, напр. на каком нибудь острове, получают иное развитие, чем их родичи на соседнем континенте; понятно также, что какой нибудь, очень широко распространенный вид претерпевает изменения в различных пограничных частях области своего распространения, тогда как в центре области он остается неизмененным, как это и указал Kerner для растений принадлежащих роду Tibocitisus (Кегnег. Abhangigkeit der Pflanz engestalt von Klima und Boden. Festschrift fur die 43 Verzammlung deutsher Naturvorscher in Innshruck.1869), все это факты легко понятные; труднее объяснить, почему внутри одной и той же тесной области одна форма может распасться на две новые, отличающиеся от первой различными признаками.

Лучше всего это можно пояснить примером хищных, напр. волк питается различной добычей, то он охотится за бегущей дичью, которая может избежать его только благодаря скорости, и, раз пойманная, не может оказать никакого существенного сопротивления; то он бросается на стада, на рогатый скот, который энергично защищается рогами, или на овец, сторожа которых — собаки должны быть прежде всего побеждены. Между волками, только тот, который особенно легок и быстроног одержит победу при охоте и легче достанет себе пищу; тот, который очень силен, будет иметь наибольший успех при нападении на стада, даже если он и не бегает так скоро, как первый. Но та особь, которая обладает средней силой и средней быстротой не сравняется ни с сильнейшим при борьбе, ни со скорейшим на охоте и поэтому более всех подвергается при скудной пище голоданию, и, действительно, относительно некоторых местностей известно, что там существуют две расы волков, из которых одна легкая и быстрая подстерегает дич; другая не поворотливая и сильная — нападает на стада.

Подобный пример показывает, что в природе, по крайней мере во многих случаях, самые крайние и наиболее уклоняющиеся друг от друга экземпляры, как это видно из сказаннаго, занимая различные места в экономии природы, могут иметь более возможности распространиться и пережить, чем стоявшие в центре формы, которыя вытесняются; так что вследствие «принцыпа расхождения признаков» может произойти расщепление первоначально одного вида на два различные друг от друга.


читать далее

cialis 5 mg dailycase search

Содержание
 Корни животного царства. Введение в науку о происхождении животных
 Предисловие автора
 Содержание палеонтологии
 Сохранность окаменелостей
 Геологическая последовательность
 Неполнота документов
 Учение о происхождении видов
 Изменяемость видов
 Опыты приручения животных
 Географическое распространение животных и растений
 Палеонтологические ряды форм
 Палеонтологическая систематика
 Степень изменчивости
 Древнейшие фауны и Эозоон
 Родословные дерева
 Эмбриология и сравнительная анатомия
 Первоначальное зарождение
 Естественный подбор и борьба за существование
 Приспособление и мимикрия
 Зачаточные органы
 Морфологические признаки; соотношение; половой подбор
 Усовершенствование
 Дифференцировка
 Индивидуальные уклонения
 Причины изменяемости
 Расовая жизненная сила
 Вымирание
 Возражение против эволюционного учения