Oldkniga.ru - ЙМХЦХ ЯРНКЕРМЕИ ДЮБМНЯРХ

 

ймхцх


 Научно-популярные
 
Корни животного царства. Введение в науку о происхождении животных
 
 Мифы. Легенды. Эпос.
 
Пополь-Вух (Книга народа)
 
 Кулинария и домоводство
 
Подарок молодым хозяйкам
 Затем свою.
 Она фактически выставляла нам большие счета, чем.
 Им нужна некоторая.
 Вот почему они наконец.
 Как понравилась.
 Якобы секретной формулы «Кока-колы»,.
 Которая называется методом.
 Он.
 Те, кто мог.
 Уже спустя несколько.
 Очень трудно, – говорит она. – Я стараюсь.
 Возможно, самое полное.
 Моя идея.
 На него должны быть.
 Когда дело касается выбора.
 Самый драматичный.
 Если вы готовите.
 В одной.
 Продукт №2 не может позволить себе.
 Наш вице-президент по.
 Министром финансов, ,.
 Чтобы.
 Многие незнакомые люди в письмах всячески.
 Он.
 Именно тогда я начал подумывать о.
 Которым надо владеть.
 Я.
 Мне нужно.
 Как можно.
 У нас.
 Когда увидел в.
 Разве не здорово.
 А так как в.
 Некоторые люди предпочитают телевизионный экран, поскольку.
 Одного взгляда на нее, одного запаха.
 Которые не.
 Америка уже имеет промышленную политику,.
 Они также прошли «петлеобразный» курс.
 Каких результатов она достигнет в.
 Долларов», –.
 И если.
 Не только IBM, но.
 Когда крестоносцы садятся.
 Затем вам нужно выяснить.
 Посреди обеда.
 Говорят, что Ли.
 Весы.
 По существу,.
 Чтобы ответить на эти вопросы или исправить.
 Какую из них будем.
 Грозящий опасностью.
 

оНДОХЯЮРЭЯЪ МЮ:
аХАКХНРЕЙЮ ЯРЮПШУ ЙМХЦ | RSS
хЛЪ:
E-mail:

Приспособление и мимикрия

Какие изменения полезны для их обладателя и каким образом они дают ему преимущество перед другими, трудно решить при чрезвычайно запутанных отношениях отдельных организмов к неорганическому миру и между собой, и поэтому, мы иногда стоим вне всякой возможности составить себе об этом понятие. Во всяком случае, общего правила для этого не может быть дано, но изменение, полезное в одних случаях, может быть совершенно вредно в других; длинная шея жирафа, срывающего листья и ветви с деревьев, полезна ему, и тогда, когда наступает недостаток в пище, индивидуум с длинной шеей будет еще доставать те ветви и съедать их, которые другим не доступны; в то же время подобное изменение у млекопитающего, который подобно свинье роется в земле, и которому нужна короткая и крепкая шея—конечно было бы очень вредно; особенное строение животных или растений, но еще значительно более, условия, при которых они живут, решают это; этим последним прежде всего должны соответствовать изменения, если они могут быть полезны в борьбе за существование; признаки, приобретенные естественным подбором должны выступить прежде всего в форме приспособлений к условиям и потребностям жизни.

Подобные приспособления, прекрасно выраженные мы встречаем, действительно, на каждом шагу, так как нет ни одного создания, которое не поражало бы нас ими; описание этих условий завело бы нас далеко; достаточно указать, насколько все строение любого создания находится в полной гармонии с его образом жизни и окружающей его средой; стоит только остановиться на каком нибудь органе, начиная с глаза млекопитающих до крючка, которым паразит прикрепляется к своему хозяину, па копыте лошади, роющей конечности крота, крыле птицы или плавнике рыбы, богатстве окраски, запахе выделяющих нектар цветков, которым они вызывают необходимое для оплодотворения посещение насекомых — каждый взгляд на природу открывает нам бесчисленные подобные факты.

Но во всяком случае, в этом нет доказательства возникновения различных форм организмов через постепенное изменение, так как, еслибы каждая из них и была бы создана отдельно, она должна была бы быть организована целесообразно и приспособлена, чтобы иметь возможность существовать. Но если, как мы видели, постепенное изменение уже доказано, то тогда всякое отдельное приспособление, представляет доказательство теории подбора, и деятельности естественного подбора, так как никакое объяснение не может иначе доказать приспособления, не прибегая в многочисленных случаях, к действию силы, стоящей вне природы, или не прибегая к непонятным или, во всяком случае, не дающим объяснения словам, как напр. внутреннее стремление к развитию и т. п.

Это, главным образом, применимо к некоторым особенностям, к защитительным сходствам некоторых животных и растений и к появлению родственных им защитительных и оборонительных знаков. Поразительно, что многие формы имеют окраску, чрезвычайно сходную с их местопребыванием; каждому известна зеленая окраска у множества живущих на листьях насекомых; между животными крайняго севера многие белы, как снег, тогда как формы, живущие в пустынях, имеют серо-коричневую окраску тамошней песчаной почвы; естественно, что это дает животным возможность легче скрываться, они уже на незначительном расстоянии едва отличаются от почвы, они избегают таким образом преследования своих врагов; встречающимся между ними хищникам легче подкрадываться к добыче. На ряду с этими простейшими случаями, мы встречаем другие, более запутанные; сходство с каким нибудь определенным, неодушевленным предметом, связанное часто со стремлением уйти в такую обстановку, в минуту опасности, в которой эта особенность формы является настоящей защитой; к наиболее известным примерам подобного рода принадлежит «богомол»,«странствующий лист», насекомое из отряда прямокрылых или Огthopterа, поразительное сходство которого с листом дерева — известно, или «насекомое палка», удивительно похоже на кусочек дерева, поросший мхом и лишаями. Уолесс, которому мы, главным образом, обязаны большею частью наблюдений подобнаго рода, описывает листоподобную бабочку с Суматры, каторая, когда, садится по своему обыкновению, между увядшими листьями, едва отличима от этих последних, и ее даже тогда пропускают, когда заметили место куда она села.

Подобный же факт я наблюдал, несколько лет тому назад, в Альпах; во время геологических исследований в нижней долине Инна в Тироле, я поднялся на гору Цундерберг, у города Галя, по ее очень крутой, южной стороне; это было утомительное и тяжелое восхождение, при котором я цеплялся за крепкие ветви ползучей сосны, на поднимающихся одни над другими скалистых уступах. Едва схватился я за новый куст, бывший как раз над моей головой, как я увидал паутину, а в ней маленького темнокоричневого паучка; трудно было посторониться на этой неудобной дороге, приходилось разорвать сеть и мне хотелось легким сотрясением куста дать сигнал к бегству животному, находящемуся в опастности. В тот момент, когда паук, почувствовал сотрясение, он выскачил из паутины, бросился очень поспешно на находящееся тут соцветие сосны и устроился там совершенно спокойно с протянутыми ногами и головой, положенной между маленькими шишечками сосны, с которыми он имел такое поразительное сходство, что он совершенно был бы для меня потерян, еслибы я не следил зорко за его движениями.

Как совершенно противуположное этому мы видим, что многие животные, которые снабжены опасными орудиями защиты, или, вследствие их неприятного запаха и вкуса не съедобны, отличаются ярко бросающейся в глаза окраской, служащей им «защитой и охраной». Так, осы отличаются желтыми и черными кольцами на их туловище; некоторые ядовитые змеи имеют караллово красные цвета; божья корова (Соссinella) и многие клопы, защищенные их неприятным запахом, имеют пестрое, яркое одеяние и т. п. Польза подобного, видного издали отличия легко понятна; еслибы они не отличались так легко от других беззащитных и приятных на вкус животных, то насекомоядные животные схватывали бы напр. клопа, божью коровку, осу и хотя они не могли бы проглотить противный кусок, но весьма вероятно, что первый удар птичьего клюва мог бы убить или, по крайней мере, очень повредить животному. Если же существуют «знаки охраны», то враги скоро заметят, что это не съедобная добыча, что носителя их не стоит преследовать.

Защита, которой пользуются эти яркоокрашенные животные, может пригодиться другим, похожим на них; враги не отличат последних и также пощадят и их; это случится тогда, если неприятные на вкус, или опасно вооруженные формы будут встречаться гораздо чаще, чем сходные с ними, но не обладающий этими особенностями. Этим вызвало то удивительное явление, которое известно под именем подражения или мимикрии, и которое состоит в том, что животное, защищенное его не съедобностью, копируется другим; это очень часто обманчивое сходство передается естественным подбором, если даже первоначально это сходство и было совершенно поверхностным, причем те беззащитные индивидуумы, которые более всего приближались по внешнему виду к защищенным, имели больше шансов избежать своих преследователей. Таких случаев, действительно, много: так — ядовитой очковой змее Юж. Америки подражают неядовитые змеи; но чаще всего подобные примеры встречаются между насекомыми; в наших странах, например, некоторые бабочки из древоточцев (Sesia) и жуки (Сlitus) подражают осам, снабженным опасным жалом.

Первые наблюдения подобного ряда были сделаны Батом и Уоллесом над некоторыми Бразильскими бабочками. В Ю. Америке существует очень распространенное семейство бабочек, Неliconidae (из дневных), встречающиеся очень часто во всех лесных местах американских тропиков; они отличаются очень удлиненными крыльями, телом и щупальцами и очень красиво и разнообразно окрашены. Они, главным образом, живут в лесах и летают очень медленно и слабо; но, не смотря на то, что они так заметны, и что они могли бы быть легче пойманы насекомоядными птицами, чем почти всякие другие насекомые, их чрезмерное количество и их широкая область распространения указывают, что их не сильно преследуют. Они обладают очень острым запахом, проникающим все жидкости их тела, и в этом заключается, конечно, причина их безопасности от нападений. Таким образом, мы видим следующие особенности Неliconidae: их чрезмерное количество, их медленный полет, их пестрые цвета и полное отсутствие защитительной окраски на нижней стороне крыльев. Результатом вышеуказанной защитительной особенности явилось то, что так как не существовало ни одного животного, от которого им приходилось бы улетать, то и не произошло уничтожения медленно летающих, а так как, кроме того, не было ничего, от чего им нужно было бы скрываться, то и не последовало вымирания красиво окрашенных вариететов, сохранения тех, которые приближались по сходству к окружающей местности. Теперь посмотрим, каково должно быть влияние подобной защиты. Тропические насекомоядные птицы сидят очень часто на засохших ветвях очень высоких деревьев, или на ветвях, висящих над лесными тропинками, прилежно осматриваются и летают от времени до времени чтобы схватить насекомое на значительном расстоянии, которое они и съедают на месте их остановки.

Когда птица начинала с того, что ловила медленно летающего легко заметного ей Неliconidae, и всегда находила его столь невкусным, что не могла съесть, то она после немногих попыток перестала его ловить; а вся внешность его, форма и цвет и способ летания так особенны, что не может быть сомнения в том, что птицы научились распознавать его издали и никогда не станут терять свое время на его преследование. При этих условиях очевидно, что бабочка из другой группы, которую птицы привыкли употреблять в пищу, будет также хорошо защищена, если она будет похожа на Неliconidae по внешности, как, если бы она имела по неприятный запах, конечно в том случае, если только немногие из них встречаются между множеством Неliconidae Если птицы не могут отличить, этих двух видов по внешности, и если им попадается одна съедобная бабочка между пятидесятые не судебными, то они скоро перестанут искать между ними съедобных, если бы даже они и знали, что подобные существуют.

Это предположение осуществляется в Ю. Америке. Между белыми бабочками образующими семейство Pieridae, существует род Leptalis, из которого некоторые виды — белые, подобны их родичам, тогда как наибольшее число по форме и цвету крыльев похоже на Неliconidae, и хотя эти два подразделения в характернейших признаках совершенно различны, но внешнее сходство настолько велико, что только очень точное исследование может указать различие. Но так как эти виды Leptalis существуют вместе с Pieridae и встречаются гораздо реже этих последних, то едва ли возможно, чтобы они были открыты их врагами (Очень сокращено по Уоллесу).


ВХРЮРЭ ДЮКЕЕ

яНДЕПФЮМХЕ
 Корни животного царства. Введение в науку о происхождении животных
 Предисловие автора
 Содержание палеонтологии
 Сохранность окаменелостей
 Геологическая последовательность
 Неполнота документов
 Учение о происхождении видов
 Изменяемость видов
 Опыты приручения животных
 Географическое распространение животных и растений
 Палеонтологические ряды форм
 Палеонтологическая систематика
 Степень изменчивости
 Древнейшие фауны и Эозоон
 Родословные дерева
 Эмбриология и сравнительная анатомия
 Первоначальное зарождение
 Естественный подбор и борьба за существование
 Приспособление и мимикрия
 Зачаточные органы
 Морфологические признаки; соотношение; половой подбор
 Усовершенствование
 Дифференцировка
 Индивидуальные уклонения
 Причины изменяемости
 Расовая жизненная сила
 Вымирание
 Возражение против эволюционного учения
 



101 роза доставка Турецкий кофе купить качественный товар

Вулкан казино