Oldkniga.ru - книги столетней давности

 

КНИГИ


 Научно-популярные
 
Корни животного царства. Введение в науку о происхождении животных
 
 Мифы. Легенды. Эпос.
 
Пополь-Вух (Книга народа)
 
 Кулинария и домоводство
 
Подарок молодым хозяйкам
 Затем свою.
 Она фактически выставляла нам большие счета, чем.
 Им нужна некоторая.
 Вот почему они наконец.
 Как понравилась.
 Якобы секретной формулы «Кока-колы»,.
 Которая называется методом.
 Он.
 Те, кто мог.
 Уже спустя несколько.
 Очень трудно, – говорит она. – Я стараюсь.
 Возможно, самое полное.
 Моя идея.
 На него должны быть.
 Когда дело касается выбора.
 Самый драматичный.
 Если вы готовите.
 В одной.
 Продукт №2 не может позволить себе.
 Наш вице-президент по.
 Министром финансов, ,.
 Чтобы.
 Многие незнакомые люди в письмах всячески.
 Он.
 Именно тогда я начал подумывать о.
 Которым надо владеть.
 Я.
 Мне нужно.
 Как можно.
 У нас.
 Когда увидел в.
 Разве не здорово.
 А так как в.
 Некоторые люди предпочитают телевизионный экран, поскольку.
 Одного взгляда на нее, одного запаха.
 Которые не.
 Америка уже имеет промышленную политику,.
 Они также прошли «петлеобразный» курс.
 Каких результатов она достигнет в.
 Долларов», –.
 И если.
 Не только IBM, но.
 Когда крестоносцы садятся.
 Затем вам нужно выяснить.
 Посреди обеда.
 Говорят, что Ли.
 Весы.
 По существу,.
 Чтобы ответить на эти вопросы или исправить.
 Какую из них будем.
 Грозящий опасностью.
 

Подписаться на:
Библиотека старых книг | RSS
Имя:
E-mail:

Усовершенствование

Мы познакомились здесь в общих чертах с знаменитой теорией подбора Дарвина, большая часть естествоиспытателей убеждена теперь в существовании постепенных изменений; большинство признает также естественный подбор, играющим значительную роль в происхождении изменений, что же касается степени его действия, — то господствует разнообразие мнений; так творец теории видел первоначально в подборе почти единственного деятеля, вызывающего изменения, и многие в этом следовали за ним и теперь следуют; позже Дарвин примкнул к мнению, что существуют еще другие силы, действующие на накопление и укрепление изменений; другие признают большее или меньшее влияние деятелей другого рода, и нам необходимо несколько ориентироваться в некоторых из этих воззрений, имеющих наибольшее значение.

Особенного внимания заслуживает закон усовершенствования, выведенный целым рядом выдающихся ученых; конечно, трудно ясно представить себе это воззрение, так как под одним и тем же названием, в различных случаях понимаются очень различные вещи. Если под этим выражением должно понимать то, что с самого начала органической жизни, с древнейших одноклеточных организмов происходило во всех областях движение вперед, усовершенствование, и что оно беспрерывно продолжалось до высокостоящих отделов животного и растительного царства, и если указывают, что этот процесс совершается по известным законам, то против этого нельзя сделать разумного возражения. Но, с другой стороны, закон усовершенствования понимается существенно иначе; считают, что усовершенствование вообще не объяснимо теорией подбора, и что оно вызывается врожденным стремлением всех организмов к совершенствованию. С подобным воззрением нельзя согласиться по двум причинам; во-первых потому, что с подобным предположением не совпадает палеонтологическое развитие, с другой потому, что оно излишне и появление более высоко организованных форм вытекает помимо его из естественного подбора.

Чтобы обосновать этот приговор, мы должны, прежде всего, твердо установить, в чем собственно состоит прогресс, который мы видим в развитии органического мира. Если верен вывод учения о происхождении, что все формы происходят от нисших одноклеточных организмов, то естественно, что во всех высших животных и растениях, составляющих большинство, чувствуется сравнительно с первоначальными коренными формами — прогресс к высшему; но еслибы явление развития было следствием врожденного у всех организмов стремления к усовершенствованию то мы должны были бы также увидеть беспрерывный прогресс во всех подразделениях, на сколько могут это доказать палеонтологические или онтогенетические данныя. Этот вывод также вполне признается защитниками принципа усовершенствования, и самый известный из них, Негели, приходит вполне последовательно к взгляду, что существование одноклеточных организмов в настоящее время может быть объяснено только тем, что они беспрерывно вновь образуются путем первоначального зарождения. Если же мы обратимся к фактам, то получим совершенно другую картину: высоко развитые отделы растений и животных появились, во всяком случае, постепенно и поздно; цветковые растения еще отсутствуют в древнейших отложениях, и между ними нисшие отделы голосемянных (хвойные и цикадовые) появляются раньше, чем покрытосемянные; между животными мы имеем в Силуре из позвоночных только рыб; в каменоугольных отложениях появляются земноводные, в пермских — пресмыкающиеся и еще позже в Триасе следуют млекопитающие в виде низко организованных форм—сумчатых; появление больших главных отделов высоко организованных существ растительного и животного царства соответствует закону усовершенствования но, подвигаясь дальше, мы наталкиваемся на бесчисленные противоречия.

Нельзя утверждать ничего положительного о нисших формах, одноклеточных Ргоtozoa; исследование пресноводных и морских губок не дает также точки опоры для принятия прогресса от Силура до наших времен; даже в том факте, что геологически более древние кремневые губки были все свободны, а более поздние — прикреплены, — можно было бы видеть шаг назад в этом отношении. После исследований Натгорста едва-ли можно сомневаться в том, что между животными, имеющими стрекательные органы, к которым относятся медузы и полипы, древнейшие известные представители из древне – кембрийских слоев принадлежат к высоко организованным медузам, тогда как ниже организованные кораллы и др. известны только с Силура, что, конечно, не исключает их более древнего существования.

Между кораллами мы видим даже шаг назад, так как двусторонние, симметричные и более высшие, четырехраздельные формы предшествуют лучистым, шестираздельным кораллам и позже замещаются ими. Между иглокожими наблюдается опять общий прогресс, высоко стоящие классы морских ежей и голотурий появляются позже всех и, по крайней мере, у морских ежей, наблюдается также постепенное развитие внутри класса в направлении к высшим формам.

Между мшанками, Вгуоzоа, существует постепенный прогресс; но он ненаблюдается у родственного древнего отдела плеченогих — Brachiopoda, так как, хотя у этих последних более молодые геологически группы Testicardinae и отличаются присутствием замка на раковине и более развитой нервной системой, может быть даже существованием сердца, от более древних геологических форм Ecardinae, но эти последние, имея задний проход, представляют важный признак высшего развития.

Между настоящими мягкотелыми животными, мы видим удивительное явление, что класс брюхоногих появляется, на сколько нам известно, раньше более низко организованных моллюск и более высоко организованных головоногих; в отдельных подразделениях моллюск мы, едва-ли, встречаем прогресс, так нак формы с заливообразным отпечатком мантии, занимающие высшее место, постоянно увеличиваются в числе с ранних времен до сих пор. Но с другой стороны, мы видим, что моллюски, снабженные одним мусколом и обнаруживающие самую нисшую организацию среди, главных подразделений класса, появляются позже других и, именно, устрицы, наиболее низко организованные из всех, появляются с их пониженной, благодаря прикреплению, организацией сравнительно очень поздно. У брюхоногих заметен прогресс; у головоногих можно утверждать существование его, но без очевидного доказательства, причем принятие его опирается на произвольном выводе, что древние ископаемые головоногие, носившие раковину, имели тоже строение, какое имеет ныне живущий наутилюс, на счет которого многие наблюдения указывают, что он, вероятно, представляет регрессивный тип.

Между ракообразными, высокоорганизованные десятиногие раки появляются сравнигельно поздно, но нет никакого доказательства тому, что они стоят на более высокой ступени развития, чем великаны Euripteridae палеозойного времени; не смотря на то, мы видим именно ракообразных поразительный пример обратного развития, идущего от высших к низшим формам, как это доказывают, крайне несовершенные паразитные (Сорероdа) веслоногие и усоногие (Cirripedia), у которых исчезают некоторые конечности и части рта, а тело принимает форму нечленистой трубки или мешка (Для суждения о насекомых, пауках и т. п. нет никаких данных).

Позвоночные поддаются, как мы видели, в больших главных чертах, требованиям закона усовершенствования, но, в отдельных случаях, мы встречаем тоже значительные противоречия; так, мы видим, что у костистых рыб Те1еоstea, самого молодого отряда рыб, хотя признаки класса и представлены наиболее полно и типично, но что касается высоты организации, они решительно остаются позади более древних селахий и ганоидных. Даже между млекопитающими регрессивные типы представлены китами, морскими коровами, морскими собаками и по всей вероятности и неполнозубыми (ленивцами, броненосцами и т. д.).

Итак, быстрый обзор главных явлений указывает, что в одной части подразделений органического мира заметно стремление к усовершенствованию, но в других группах нет никакого основания для принятия его, а еще в других мы встречаем решительный регресс; эти факты стоят в неразрешимом противоречии с принятием для всех существ врожденного стремления к усовершенствованию, требующего беспрерывного движения вперед к высшей организации во всех главных областях. Также и палеонтология дает еще другое доказательство, говорящее также решительно против названного положения; мы именно находим, что некоторое число родов сохранилось без существенных изменений от древнейших кембрийских и силурийских времен, напр. Lingula,Discina, Crania,Rhynchonella, многие брюхоногие, двустворчатые и т. д.

Если же мы видим гипотезу о внутреннем стремлении организмов к усовершенствованию опровергнутой, то остается вопрос, как же развились тогда высшие формы из низших, и может ли теория подбора дать этому объяснение?

Ответ на этот вопрос очень существенно облегчается тем наблюдением, что всегда формы, наиболее высоко организованные, находятся в состоянии наиболее деятельного дальнейшего развития. Если мы, напр., обратим внимание на изменения, происшедшие в животном царстве во время последнего, главного подразделения истории земли, в третичный период, то увидим, что значительный прогресс произошел только у млекопитающих и птиц; во всех других подразделениях, при сравнении древнейшей третичной фауны с нынешней, трудно решить, которыя из двух занимает более высокое положение. В более раннем периоде, в мезозойное время, центр тяжести развития животного царства лежит в чрезвычайно усиленном развитии пресмыкающихся; в еще более ранний период в каменноугольных и пермских отложениях — в развитии земноводных; в Девоне — в процветании рыб, тогда как раньше такое усиленное развитие наблюдается у головоногих, а еще раньше у трилобитов. Все это было в свое время «Владыки земли», у которых проявился решительный прогресс; там где происходит состязание из за господства, та группа, которая будет превзойдена другою, не медленно обрекается на застой.

Это обстоятельство может получить с точки зрения теории подбора только то объяснение, что прогресс и высшее развитие организации было прежде всего полезно для наивысших в свое время форм, и каждое, направленное к этому, случайно наступившее изменение сейчас же задерживалось подбором, и этим достигалось именно здесь более быстрое усовершенствование; является вопрос, можно ли это объяснить с точки зрения учения Дарвина и согласовать с его теорией? Действительно можно; мы раньше видели, что форма, при всех других одинаковых условиях, имеет тем больше шансов на сохранение в борьбе за существование, чем больше она отличается от других форм; чем более она уклоняется в своем строении, тем более имеет она шансов занять новое место в экономии природы и вытеснить конкурентов. После того как органическая жизнь на земле началась низкостоящими формами, ясно, что возрастающая сложность и усовершенствование должны были представлять высшую степень уклонений от прежних типов, и что, вследствие этого, наиболее ушедшие вперед типы, имели согласно «принципу расходящихся признаков» наиболее шансов на сохранение. Но эти отношения могли дать себя чувствовать, в указанной степени, только на временно высших формах одного какого нибудь отдела животного или растительного царства, сухопутных или морских обитателей; потому что только у этих совершенных существ с прогрессом увеличилось и расхождение, тогда как более низкие формы, развиваясь, достигали только той ступени, которая другими была достигнута раньше их; так что поэтому у последних и не могло произойти более сильного расхождения признаков.

Естественно, что прогресс не ограничивается вследствие этого только высшими типами; и для низших животных, может при известных обстоятельствах, быть полезна более совершенная организация, так же, как для других регрессивное развитие; но ни то, ни другое не проявится в такой решительной степени, как в приведенном первом случае. Это объясняет нам также, почему формы, которые очень хорошо приспособлены к их образу жизни, могут сохраниться без значительных изменений впродолжении длиннейших геологических времен. Итак, мы видим, что условия развития, существующие в действительности, очень хорошо согласуются с теорией подбора, и что она вполне достаточна для объяснения прогрессивного развития; с ней согласно также быстрое усовершенствование прежних владык земли и пестрые смеси прогрессивных, регрессивных и неизменяющихся типов во всех остальных подразделениях.

Правильное понимание этих отношений позволяет нам найти ответ на возражение, сделанное эволюционному учению; было указано, что изменения, которые наблюдаются между мутациями рядов форм у моллюск, так незначительны, что накоплениями их в продолжении геологических периодов, никогда нельзя было бы объяснить такой большой прогресс в организации их, какой мы действительно видим. Из этого вытекало далее, что мутации представляют только специальный случай образования вариететов, и что большие, главные отделы не могли образоваться через медленное изменение существующих форм. Но, как только мы вспомним, при каких обстоятельствах возможно быстрое развитие, то мы увидим, что масштаб, который дают моллюски, находящиеся в состоянии застоя, не должен применяться к тем группам, которые стоят во главе и что главное развитие теперь далеко отставших подразделений совпадает с тем, очень отдаленным временем, когда они сами играли преобладающую роль или соперничали за нее с другими.


читать далее

Содержание
 Корни животного царства. Введение в науку о происхождении животных
 Предисловие автора
 Содержание палеонтологии
 Сохранность окаменелостей
 Геологическая последовательность
 Неполнота документов
 Учение о происхождении видов
 Изменяемость видов
 Опыты приручения животных
 Географическое распространение животных и растений
 Палеонтологические ряды форм
 Палеонтологическая систематика
 Степень изменчивости
 Древнейшие фауны и Эозоон
 Родословные дерева
 Эмбриология и сравнительная анатомия
 Первоначальное зарождение
 Естественный подбор и борьба за существование
 Приспособление и мимикрия
 Зачаточные органы
 Морфологические признаки; соотношение; половой подбор
 Усовершенствование
 Дифференцировка
 Индивидуальные уклонения
 Причины изменяемости
 Расовая жизненная сила
 Вымирание
 Возражение против эволюционного учения
 



клининговая компания киев, уборка помещений курсы вождения винница